Вместо советов накануне Нормандии

09 грудня 2019 11:18:06    

Мустафа Найем, народный депутат Украины VIII созыва.

Одна история

10 марта 1952 года заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Громыко направил правительствам Великобритании, Франции и США так называемую «мирную ноту» с предложением незамедлительно начать разработку мирного плана объединения Германии. Москва давала согласие на воссоединение ГДР и ФРГ при одном условии — полный нейтралитет и неучастие Германии в каких-либо военных блоках.

«Нота Сталина» появилась в очень непростое время для немецкого народа. В Западную Германию продолжали прибывать миллионы переселенцев из ГДР, немецкая государственность только восстановилась, страна все еще лежала в послевоенных руинах, а будущее экономическое чудо только брезжило на горизонте.

Главным противником предложения Кремля стал канцлер ФРГ Конрад Аденауэр. Он открыто называл «ноту Сталина» попыткой не допустить вхождения Германии в будущую объединенную Европу. И хотя ЕС на тот момент еще не существовало, шесть европейских стран уже подписали соглашение о создании Европейского оборонительного сообщества с объединёнными вооруженными силами, общими органами управления и единым бюджетом.

Официально Германия не сразу отвергла предложение Иосифа Сталина. Встречный план правительства Аденауэра отличался двумя пунктами: Германия должна сохранить право на любые геополитические союзы, а условия проведения выборов после оккупации должна была определять ООН. Сталин отказался идти на эти уступки. Такой сценарий действительно мог привести к объединению Германии и навсегда выводил ГДР из-под влияния Кремля. Москве же нужна была разобщенная Европа с политически нейтральной Германией в самом ее сердце.

В результате предложение Иосифа Сталина было отвергнуто.

Конрад Аденауэр был убежден, что развитие собственной экономики, вооруженных сил и интеграция в объединенную Европу является куда более прочным основанием для будущей единой Германии, чем объединение ФРГ и ГДР на гибридных условиях Москвы. Канцлер не признавал ГДР, считал ее оккупационную власть нелегитимной, поскольку они не были избраны на свободных выборах и никогда не вел с ними переговоры. Он неоднократно предрекал падение коммунизма и был уверен, что после этого объединение двух Германий будет неизбежным.

Единственное, в чем ошибся канцлер — в сроках. Он был уверен, что СССР падет уже к концу 60-х. Между тем Германия оставалась разделенной еще сорок лет. До падения Берлинской стены Конрад Аденауэр так и не дожил, но вошел в историю как лидер, положивший основу будущей единой и процветающей Германии.

И напоследок. Письмо из Москвы приветствовали только немецкие коммунисты, всерьез рассчитывавшие получить золотую акцию в бундестаге после выборов в объединенной Германии. В ответ на это Конрад Аденауэр часто цитировал немецкого историка и политика Карла фон Роттека считавшего единственно возможной формулой национального объединения Германии свое же высказывание «Лучше свобода без единства, чем единство без свободы».

Запись Вместо советов накануне Нормандии впервые появилась InfoResist.

Читати далі »

 

 

Copyright © 2020 strichka.com
E-mail: [email protected]
Powered by QCMS